John Paul II Foundation

Я ХОТЕЛ БЫ ИМЕТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВСЕ ВСПОМНИТЬ

Пятница была днем молитвы. Мы совершили Святую Мессу, Крестный Путь и Третий Час Литургии Часов. Тадеуш Стычень, близкий друг Кароля Войтылы, прочитал несколько отрывков из Священного Писания. Состояние было критическим. Святой Отец с большим трудом выговаривал только несколько слогов. Пришла суббота 2 апреля. Я хотел бы иметь возможность все вспомнить. В комнате царила атмосфера большого спокойствия. Святой Отец благословил короны для иконы Ченстоховской Богоматери в подземельях Ватикана и двух следующих, которые будут отправлены в Ясную Гору. Затем он попрощался со своими ближайшими сотрудниками, кардиналами, прелатами из Государственного Секретариата, руководителями различных подразделений и хотел также попрощаться с Франческо, который отвечал за порядок в его апартаментах. Он все еще был в сознании, и хотя говорил с большим трудом, он попросил прочитать ему Евангелие от Иоанна. Это было не наше предложение, он сам выразил такое желание. Также в последний день, как делал на протяжении всей своей жизни, он хотел, питаться Словом Божьим. Отец Стычень начал читать текст Святого Иоанна, одна глава за другой. Он прочитал девять глав. В книге был отмечен фрагмент, на котором чтение прекратилось и фрагмент, на котором погасла его жизнь.  В последний момент земного пути Святой Отец опять стал тем, кем он всегда был, человеком молитвы. Человеком Божьим, глубоко соединенным с Господом, для которого молитва была основой существования. Когда он должен был встретиться с кем-то или принять важное решение, написать документ или отправиться в путешествие, он сначала всегда говорил с Богом. Он сначала молился. Также и в тот день, прежде чем он отправился в свое последнее великое путешествие, при поддержке присутствующих, он помолился всеми ежедневными молитвами, провел Поклонение Святым Дарам, медитацию. В какой-то момент сестра Тобиана увидела его взгляд. Она поднесла ухо к его губам, а он прошептал слабеющим голосом: «Позвольте мне уйти к Господу». Сестра выбежала из комнаты, она хотела поделиться с нами тем, что он сказал, но не смогла сдержать рыданий. Уже позже, я подумал, это замечательно, что свои последние слова он сказал женщине. Около 19.00 Святой Отец впал в кому. Комната освещалась только светом зажженной громничной свечи, которую он сам освятил 2 февраля во время торжества Громничной Божьей Матери. Площадь Святого Петра и прилегающие улицы были заполнены толпами верующих. Людей становилось все больше, особенно молодежи. Их крики „Giovanni Paolo!” и „ Viva il Papa!” доносились до третьего этажа. Я уверен, что Святой Отец их тоже слышал. Не мог не слышать! Приближалось 20.00, когда я неожиданно почувствовал внутреннюю необходимость служить Святую Мессу! Мы так и поступили, вместе с кардиналом Яворским, архиепископом Станиславом Рылко и двумя польскими священниками – Тадеушем Стыченем и Мечиславом Мокшицким.  Это была Святая Месса, предшествовавшая воскресное торжество Божьего Милосердия, столь дорогого Святому Отцу. Мы все еще читали Евангелие от Иоанна: «Иисус пришел, хотя дверь была закрыта, стал посреди них и сказал: «Мир вам!»…» В момент Святого Причастия мне удалось дать ему несколько капель Святой Крови Христовой. Наступило 21.37. Мы поняли, что Святой Отец перестал дышать. А потом на мониторе мы увидели, что после нескольких ударов его большое сердце перестало биться. Профессор Buzzonetti склонился над Святым Отцом и, смотря на нас, прошептал: «Он вернулся в дом Отца». Кто-то остановил стрелки часов. А мы, одновременно, словно по приказу, запели „Te Deum”. Не „Requiem”, потому что это не был траур, но „Te Deum”. В благодарность Богу за дар, который он дал нам, за дар в лице Святого Отца, Кароля Войтылы. Мы плакали. Как мы могли не плакать! Мы плакали от слез боли и радости. Был зажжен свет по всему дому … Потом  я ничего не помню. У меня было такое ощущение, как будто резко наступила темнота. Темнота вокруг и внутри меня.  Я понимал что происходит, но не мог принять этого. А может, не мог понять.  Я доверился Господу, когда казалось, что меня наполняет покой, темнота опять возвращалась…

Автор: Кардинал Станислав Дзивиш – „Свидетельство”

Перевод: Татьяна Лахмицкая