📷 PAP/EPA/V. POOL

В ТОТ ДЕНЬ… ВРАЧИ ИЗ ПОЛИКЛИНИКИ СДАВАЛИ СВОЮ КРОВЬ

Папа терял силы, но все еще был в сознании. Он издавал тихие, слабые стоны. И он молился, я слышал, как он молился, говоря: «Иисус, Мария, моя Мать». Когда мы приехали в поликлинику, он потерял сознание. Именно тогда я понял, что его жизнь действительно в смертельной опасности. Врачи, проводившие операцию, признались мне позже, что оперировали его, не веря в то, что пациент выживет. Я не помню уже, то ли от ужаса, охватившего всех, или от всеобщей суматохи, но Святого Отца отвезли сначала на десятый этаж, после чего нужно было спуститься на девятый в операционную. В какой-то момент я услышал чей-то голос: «Так будет быстрее!».Итак, чтобы сократить путь, санитары выбили дверь. Меня тоже впустили внутрь, там было много людей. Я стоял в углу и сразу обо всем узнавал. Были проблемы с артериальным давлением, с биением сердца. Однако худшим был момент, когда доктор Бузонетти, подходя ко мне, попросил меня совершить Таинство Елеопомазания. Я без промедления это сделал, хотя и с разбитым сердцем. Как будто мне сказали, что больше ничего не поделаешь. Кроме того, первое переливание не удалось. Необходимо было делать второе. На этот раз врачи из поликлиники сдали собственную кровь. К счастью, в этот момент прибыл хирург, профессор Франциско Круситти, который взялся провести операцию, так как главный врач, профессор Джан Карло Кастильони, был в Милане. И, наконец, операция началась. Я был уже за пределами операционной. И я молился, молился, молился. Время от времени ко мне выходил один из врачей, информируя о ходе операции. Тогда я начинал отговаривать молитвы в два раза быстрее. Я доверился Богу, призывая имя Девы Марии …. Спустя почти пять с половиной часов кто-то, чье лицо я не впомню сегодня, но я помню его слова, пришел и сказал мне, что операция окончена, все прошло хорошо, и шансы выжить увеличились. После того как Святой Отец был перевезен в реанимационную палату, он проснулся от наркоза на рассвете следующего дня. Он открыл глаза, внимательно посмотрел на меня, как будто он не мог узнать кто перед ним, а затем сказал: «Больно … пить …». И сразу после этого добавил: «Как с Бачелетом…». Очевидно, ему пришло в голову то, что случилось с профессором Витторио Бачелет, убитым годом ранее Красными Бригадами.

Кардинал Станислав Дзивиш  – „Свидетельство”

Перевод: Татьяна Лахмицкая